Пятница, 22.09.2017, 17:06
Приветствую Вас Гость | RSS

Литературная студия

Новорусский роман в стихах, глава третья

ГЛАВА ТРЕТЬЯ

«Не знаю, что Любовь?
Стакан вина иль дым священный?
Души припадок вдохновенный
Иль разыгравшаяся кровь?»
Н. М. Языков «Встреча Нового года»

«Любовь красавиц нежных
Надёжней дружбы и родства…» -  A. S. Pushkin

Уж и как нам без него: только рифма промелькнёт, он уже эпиграф нам «пихнёт»!.. – Слова автора.

«Ламбада» - танец любви!!! - Слова не обязательны.


I
Отрадой дней непостоянных
Бальзамом сердцу и душе
При неурядицах столь явных
Мне не пикник и не фуршет…
Не обаяние природы,
Не даже общество друзей,
Не осени промозглой своды,
Не древний римский Колизей…
Ничто так сердца не сотрадит
И смысл сумятице не даст,
Как эти поиски в тетради:
Богатства-бедности контраст…
Контрасты доброго и злого
И Вечного и преходящего…
Пролога с формой эпилога…
И выдуманного, и происходящего…

II
Роман – он жанр демократичный –
Героев разных строит в ряд.
Он личный и к тому ж публичный…
Его и любят и корят.
Он одного проймёт до боли…
Других не станет пронимать…
Кто хочет, тот и так доволен
И не обязан понимать:
Что происходит на страницах…
Что в остальных, что в первых лицах…
И кто в сём действе есть премьер?
Что трудно, что легко даётся?
И то, что обостряет книгу –
Читателю давай интригу!
И, чем пружину скрутишь туже:
Герою сделаешь похуже,
Тем интереснее читать –
Искусство людям угождать!

III
Но я пекусь об этом мало
Мне вкусы, право, не диктат.
Нельзя писать, боясь провала:
Пишу… и уж тому я рад.
Забочусь больше о героях…
Кто им поможет без меня?
Кто образумит их обоих,
Не даст завязнуть в серых днях?
Ведь мир так полон разночтений,
Камней подводных и рогаток…
И даже самый светлый гений
Блуждает им в тщете разгадок
(Пусть я не буду безутешен)…
О, этот мир!.. Он так замешан
На дёгте и гнилой водою
Изрядно из «болот» полит…
И над корой его земною
Некстати так порой разит…
Бок о бок сажа с мелом трётся
И смесь их серостью зовётся…
Но наш досуг – их поделить
И масла из огня отлить.

IV
Так вот, довольно перехода:
Вступлений длительная речь
Закончена… роман не ода…
Роман из расставаний-встреч…
И время б хорошо беречь.
И потому мы вновь, как прежде
Вернёмся к радостной Надежде,
Которой, после злоключений
И мытарств не без приключений
И обиваниев порогов…
Так… повезло себе немного.
А, может быть? Да кто предскажет?
Кто с точностью представит дайджест
На ожидающие дни?
Пусть жизнь – театр, но где афиша?
И на пути нет меток-фишек,
Как в детской каверзной игре…
Ловушка взрослых правил – грех…
Успех как золотой орех:
Ядро в железной оболочке,
Подобной тяжеленной бочке.

V
Но зря мы сказки отвергаем,
Подсказки их не принимаем…
Поскольку тонкий их намёк
От правды жизни недалёк.
Лесовичок – премудрый старец…
Лукаво он поднимет палец
И шапки красный мухомор…
И уж ответ готов нам скор.
И гном, когда спешил купаться…
Могли мы с ним не опасаться
Ни крокодилов, ни врагов,
Ни короля крутых шагов…
Тех дней вертелась карусель
Так много… прежде чем в постель
Под сказки деда Опанаса
Мы засыпали без опасок.
И верили, что наши сны
Так будут и потом ясны.

VI
И Надя спящею царевной
Парила звёздами вселенной…
И с нею бойкой стайкой мы
Летали за свои домы
Гурьбой весёлой вверх тормашки…
Носились мы – в руках ромашки.
На облаках, лошадках белых…
И передачу «Рук умелых»
Румянцевский будил «Будильник»…
«В гостях у сказки» мы гостили.
«Ну, погоди!» и «Ералаш»
Был упоительный мир наш…
Кто ж ведал, что под раскирдаж
Напорется и наш вояж?
И крыльца обломают прежде,
Чем новой выучат надежде?
Фундамент мы не тот избрали…
Но свой дворец с собой забрали…
И вот поставить норовим
Его под Божий херувим.
И пусть шатания-разброды…
Не всё плохие были годы…
Что попусту душой кривить?
Жизнь – всесвязующая нить!
Она нас сможет примирить.

VII
… Теперь иные нам заботы:
У Нади тонкости работы
Взошли на главный пьедестал…
И «пост» ей значимость придал:
У шефа масса неотложек:
То отпечатать, то отнесть,
То ксерить… то ещё Бог весть…
Бежать, не чуя своих ножек,
То в дверь, то из через порожек…
И так до самого обеда
Приходится юлою бегать…
Но это больше так по первых
Надюша бегала на нервах,
Сидела словно на иголках…
Потом пришла и к ней сноровка
Куда спешить, а где и ловко
Копаться с папками на полках…
Хотя, конечно, она знала
И совесть – рамки соблюдала…
И чёткий циркуль дисциплины
Ей круг очерчивал и длины…
Обычный стартовый мандраж
Преодолел ребёнок наш.

VIII
Лукин доволен был Надеждой,
Сообразительной, прилежной…
Любил, когда она украдкой
К нему то факс несла, то с папкой
Каких-нибудь бумаг рабочих…
Он принимал её охоче.
Вниманья мало он бумагам
В моменты те бросал… как брага,
Кровь приливала к голове
(В минуты эти человек
Не бизнесмен в нём правил соло)…
Он с ней заигрывал весёло,
Подтрунивал за внешний вид:
То чёлка спала, то помада
Подъелась иль не там где надо…
Или пятно на белой блузке,
Иль юбка облегает узко,
Иль экземпляр ему не тот,
Или не знает где блокнот…
Ну, в общем, поводов рулон
Выдумывал искусно он.

IX
И Наде как тут быть серьёзно
Краснела и молила слёзно,
Чтоб Бог директора утишил…
Она, подобно малой мыши,
Таилась за столом своим,
Как будто некий невидим…
Но месяц шёл… Она привыкла…
Втянулась в перепады цикла
И стала меньше обращать…
На шутку шуткой отвечать:
Не злиться, не краснеть, не плакать,
Не извиняться ни за что…
В ответ душевно покалякать,
Как будто дома за плитой…
И стала замечать подспудно,
Что их бесед случайных судно
В порты иные стало метить:
Не тяжело было заметить,
Что, как того мы не хотим,
Рождается под них интим.
Не значит, я скорей в постель
Хочу их заманить как в сель…
Не значит, что я клевещу
И оправданий им ищу…
Я – просто рядовой бухгалтер…
И не снимал ничей бюстгальтер…
Текут событья в Божьей воле:
Что мне даётся – тем доволен.

X
Ну вот… до ручки докатились…
Как след ещё не оперились:
Ещё ступаем еле топ…
А уж туда… не в Пенелоп.
Конечно, я преувеличил…
Ведь Надя – образец приличий
(Не Барби и не тамагочи),
Старательный бумаг рабочий.
Но сердце волевым приказам
Противится и тяготит к проказам...
Объект завидя, замирает…
А отпустив, внутри сжимает,
Волнует, распирает грудь…
Поверит ей ли кто-нибудь
(Кто “носом” ткнёт на верный путь?)…
Не флирт от скуки, не расчёт
(То отражает статучёт)…
Надеждой подло овладел
И затруднял теченье дел…
Не муж ей нужен был богатый –
Судьба или, хотите, фатум!..

XI
Тургенев, где ты?! Что ты хочешь?!
Насильно нравы не упрочишь.
Где экзальтированный тип?
Другой сегодня прототип.
Лишь тень благоуханных лет:
Рояль, романсы и сонет!
Прогулки берегом пруда
И вся тогда не ерунда…
Прозрачна, словно небосвод,
С зеркальным отраженьем вод
Виньетка сути неизбывной
И песни снительно-уплывной…
Та прелесть прелестей прикрытых,
Стихи в альбомах позабытых,
Открытки в стиле «ля франсе»
И взгляд сквозь пристальный пенсне.
Отстала где-то эстафета,
Увязла прошлого карета…
Не мудрено… у нас дороги
Ломали не едины дроги!
Но жалко нам не дуг и дрог…
Эпоху жалко … недотрог.

XII
Теперь какие все дотроги:
Потрогай и пощупай ноги…
Девчонка не обидит мухи
И не отвесит оплеухи;
Не даст затрещины, напротив…
Подастся даже, заохотив…
Закурит, выпьет «сухаря»…
И так обложит по чём зря,
Что уши свянут до корней…
(Сильна Алкмена наших дней!..)
Венера б у неё рыдала
И предпочла б удел Тантала,
Чем вечерок один провесть
В кругу «продвинутых» невест!
Но наша Надя, слава Богу,
Ещё умеет спрятать ногу…
Не курит и по-детски пьёт:
«Кагор», ликёр, с шампанским лёд…
Ругается литературно,
Что называется цензурно…
И по-тургеневски мечтает,
Хотя… о время! Всё бывает
Дождём его что не смывает?!

XIII
Всем тем, как Золушка, как фея,
Она заворожить смогла Андрея!
Его, кто женственный вопрос
Не принимал, сказать, всерьёз…
Она ж смогла… не пыжась рьяно,
(Без подготовки, без баяна)
Достать до глубины души
Сеговременного паши!
(Непробивного одиночки)…
Смогла достукаться до точки,
Не чая, в нём расшевелить…
Сказать мне стыдно, полюбить!
Да-да, догадливый читатель
Уже и так всё понял, кстати…
И недогадливый допёр
О чём ведётся разговор?!
К чему преломлено копьё
И только вскрикнул: «Ё-моё!..»
Иль «Ей-моей»… Прости, Бальмонт,
За мой неэстетичный тон.

XIV
И вот рукой бы до финала
Добросить шапку б не мешало…
И чинно свадьбой завершить:
Скорее мёд да пиво пить?!
Но жизнь-то любит потомить?
И лабиринты испытаний
И неотъемлемых страданий
На ровном месте городить.
Не только нам двоим любить!
Ведь должен кто-то ненавидеть
И в паре недостатки видеть?
Из блага лишь предостеречь…
И, чтоб заметили, допечь?
Конечно же, читатель, «мамы»!
Нельзя их оставлять вне драмы…
И, чтоб совсем терпеть нельзя, -
Всегда находятся «друзья»!

XV
Зато в сюжете явный перец
Наметился и лёг у дверец…
Всех охватило оживленье
И ярых споров обостренье,
И предвкушение сражений
В границах жилсооружений…
Конфликты предков и детей,
Младых и родственных семей.
Что ж, смело потирайте руки –
Не дам вам умереть со скуки.
Не потому, что рад сему,
А потому что… потому…
То в сказках свадьба всё кончает
И испытаний крест венчает…
А мы-то знаем, что с венца
И начинается «ца-ца»!..

XVI
Опять волна опереженья…
Нижайше я прошу прощенья
За спешку, за анахронизм,
Желанье забежать вперёд…
Но сердце… сердце же не врёт!..
Хотя и любит анархизм…
И стрекозою через «па»,
И букв не терпит черепах!
Ему б быстрее передать:
Куда нас выведет звезда?
А мы, послушные порядку,
Всё пока делаем оглядку…
Вернёмся в офиса контору,
Чуть-чуть его раздвинем штору,
Посмотрим: чем же тут Андрей
С Надеждой заняты… своей?

XVII
Андрей с Надеждой цифры строит:
Чего продать и сколько стоит?
Контракт он выгодный готовит…
А сам одно моменты ловит
Увидеть ту, что для него
Контракт заветный составляет
И от него не избавляет…
Как он не силится кругов
Его избегнуть, цепь порвать –
Любить трудней, чем торговать!
Когда уж в «яблочко» уцелит
Амур летающий бездельник
И Бог укажет на мишень…
То человек не видит день,
Не видит солнце и луну…
А только лишь её одну!

XVIII
Одна печаль его заботит,
Одна болезнь его колотит...
И лихорадка и хандра –
Любовь – азартная игра!
И он в ущерб другим утехам
Благоволит её успехам.
Забыл он клубы и друзей,
Бильярд и сауну, гостей
Не радовал его приход...
Он был влюблён, как идиот…
Как мальчик, что в девятом классе,
Как Бананан в известной «Ассе»,
Как Шурик в Лиду у Гайдая,
Того, представьте, не гадая…
По уши втрескался герой
Со всею умной головой!

XIX
Надежда жизнь ему затмила:
Одна и воздух и светило,
Она и пища и вода,
И путеводная звезда!
Он утро по её шагам встречает,
Он вечер с нею провожает,
Подвозит затемно домой
(Ведь рано ночь у нас зимой…
Дороги сплошь покрыты льдом…
И хулиганов пруд прудом).
А с ним не страшно ей одной
И, как за каменной стеной…
Испортить дело не желая,
Андрей притормозит у края
Обочины их tet-a-tet…
Лишь из машины машет вслед…
Вздыхает – ясно почему…
И думает: как быть ему?

XX

Приблизить до Надежды ближе
Андрей свои хотел бы «лыжи».
И бастионы штурмовать
Её как… начал мозговать.
Чтоб не спугнуть и не обидеть,
Не спасовать, не обесстыдить,
Не оборзеть, но и не сдаться:
Как бы красиво преподаться?
Как до конца её сердечко
Разведать: зажжена ли свечка
На алтаре его пределов
И догореть ли не успела?
А вдруг он зря рисует замки?
А скромность – лишь уловки самки?
Хоть он и трудно отразим,
Но доставалось й не таким…

XXI
В сомненья разны погружён,
Придумывал контексты он.
Авто ему согласно вторил…
И лишь с самим собою спорил.
А из приёмника Патрисия
Мелодий сыпала покрытия…
И под её «ак-ком-пон-мент»
Лукин придумал ангажмент:
Он пригласить её решился –
Двумя билетами разжился –
На ближний числами концерт…
Фаворов – кардиоэксперт
Пред дамами снимал свой фетр!
Как нельзя кстати снизойти
Под нашу публику он вздумал.
И под пленительный мотив,
Попутно поднаделав шума,
Феерию нам дать приехал…
Пред ним же репортёров эхо.
(То шоу-бизнес – звук не тих,
Не то что наш кротчайший стих).

XXII
Вот так Андрей атаки вектор
Направил прямо в Надин спектор…
И на концерт на лучший сектор
На ряд он первый пригласил…
И девушку тем искусил…
Ошеломив её поступком,
Кисель не став возить по ступкам.
Могла ль она такое ране
Мечтать на розовом диване?
Могла ли мысли допустить,
Что ей так может подфартить?
Что ей, девчонке рядовой,
Судьбы шар выпадет такой?
Не сон ли, не мираж пустынный?
Коль сон… не чересчур ли длинный?
Мираж? Так вот он, тут же, рядом…
Так и треножит жгучим взглядом!

XXIII
Но дни, как капли из флакона,
Когда дойдёшь до Рубикона…
Замедлишь, прежде чем ступить
И воду из него испить.
Тягучи мёдом из бадьи
Его готовые ладьи…:
И сладко, и без меры грустно,
И веришь, и до пальцев хруста…
Проглянет и за стену тучи --
Надежды обходимый лучик.
Но, если заведён будильник,
Он в час урочный зазвонит…
И продублирует мобильник
Его, как вежливый джигит!
И жребий вас в тугую связку
Берёт и отправляет… в сказку.
А Золушка она всё та же
(С Мордвиновой ли эпатажем…
Пройдёт с Турецким по судьбе…
И пальчик вытрет на тебе!)

XXIV
И, коль уж «там» всё решено –
Не отвертеться нам одно!
Надежда в сборах… вечер красит
Окно в тонированный цвет…
Огни, мигающие с трассы
Свой соблюдают этикет.
Луна круглеет… звёзды звон-нят
В понятный ей лишь камертон!
Так тихо… кошки с крыш воронят
В непунктуальности котов…
Пришпилен бант, крахмал хрустит…
А где ж виновник? Рысью мчит!
Сквозь постовых и перекрёстки
Подъехал он в снегу извёстки.

XXV
Взбежал на пятый и в звонок!
Надюша из последних ног…
Воробышком и майской розой
К дверям… Ну как тут можно прозой?
Как тут не прошибёт слеза,
Когда стоят – глаза в глаза!..
Но отошла волна волненья…
Закончены приготовленья…
Родителей поцеловала…
Они растрогались немало…
Пальто с воротником лисы…
И нет уж дома егозы!
Андрей услужливо в авто
Её сажает – “хлоп!” крутой…
На заднем в ауте барсетка…
Французской музыки кассетка…

XXVI
Дорога им поёт «Баю!»
В салоне бархат как в раю…
Колёса катятся бесшумно…
Предчувствие пьянит безумно…
Снежок парит в фонарном свете
И серебрит на парапете.
Надюша утопает в неге…
Ей столько сразу привилегий!
Она – статс-дама, королева
И прародительница Ева…
Одна в единственном лице, -
И для неё дают концерт!
Сегодня вечер для двоих –
Такое ощущенье их.

XXVII
Они почти не говорили…
Мелодиею плавно плыли…
И не заметили, как вскоре
Театр явился в кругозоре.
Припарковались на стоянке,
Как респектабельные янки…
«Цвет» города валит до кучи…
И не поймёшь, кто видит круче?!
До тошноты перечислять:
Кто «ловит понт» пощеголять…
У кого больше «на мази»
И «Анну» срочно «на князи»?
Не «вкуришь» сразу… не поймёшь
О чём «базар» и весь галдеж?
Ведь «стрелка» - это процедура!
А тут, пожалуйста, культура
Нас «приобщает» к алтарю…
Эстраду я благодарю!
Она, как взмылена Савраска,
На ней одной искусств коляска
Скрипит по гулкой мостовой…
И нет нам радости другой!

XXVIII
Цивилизации издержки –
Концерт, как сила центробежки
Всех в одну точку собрала
(В чём Муза мне не соврала),
Как говорят, «до кагала»…
Опять, пардон , неологизмы
Родные добавляют жизни
И достоверности в сюжет…
Они – знаменье наших лет!
И правда – ложь, когда их нет…
Народ свою придумал речь
И свято силится сберечь:
В Америке, в песках Аравии,
В Израиле, как ни картавили б,
Иврит до корки изучив –
Народный сленг и ныне жив!

XXIX
Что ж удивляться? Не дворяне
Элиты новой горожане…
Манеры за девять земли
Князья и графы увезли.
А книги умные тех лет
Для многих и сейчас секрет.
Прочесть их было недосуг…
Язык «Му-му» казался сух,
А «автор» - дедушка Толстой
Нас одурачивал «туфтой»…
герасим пожалел собачку…
Ему б тогда «зелёных» пачку…
То откупился б от хозяйки.
Тогда б не токмо лайки… «зайки»
Крутились возле каратайки…
А нынче ж кайф и благодать:
Без всяких там мы господа!..
Швейцар с лакейскою улыбкой
Нас уважает, даже шибко…
Да что на прошлое пенять?
Нам «тему» б свежую “примять”!..

XXX
У нас по горло заморочек:
Размер печаток и цепочек…
И, как сказали уж, язык
Доходчив… и с того велик!
А дамы – наше достоянье…
У них такое «воспитанье»!
Куда там Смольный институт –
Такая школа «просто тут»…:
По-англицки и по-немецки,
Французски, да и по-турецки…
«Ля мур» на разные лады
Для «девушек» - стакан воды!
Они без комплексов ненужных
С загарами с курортов южных
В подмётки вогнали дворянок
Москвичек да и киевлянок
Времён двенадцатого года…
Прогресс – то прежде всего мода.
А в этом наши дефиле
Стоптали дюжин сто туфлей!

XXXI
Такая вот «толпа с Бродвею»
Предстала Наде и Андрею…
Знакомых масса и партнёров
По бизнесу, по части «споров»…
Вся респектабельная «знать»,
Которую привыкли знать…
Кивки, движения глазами…
Все в променад идут тузами:
И добрый, и недобрый взгляд…
Собрался «зрителей отряд»!
Шушуканье, скабрезных шуток
Лабораторный интерес…
(Мобильный «фа диез»!)
Дай волю – будет мало суток
«Перетиранию» телес…:
Любимое занятье наше –
Других все косточки промыть…
И человечество здесь «пашет»
Почище, чем бы крыши крыть.
Ну, вобщем-то одна компания:
Тамбов то или же Германия,
Нью-Йорк иль Брайтон, наше США…
Но занавес пошёл и… «ша»!..

XXXII
Затихла зрительная зала…
«Базара» притупилось жало.
И взорам «взрослым» вдруг предстало
Сиятельное шоу бала!
Непревзойдённый, как Парис,
Фаворов начал бенефис!
Надюша первый раз кумира
Увидела не из эфира…
Да и, признать, её бюджет
Не мог позволить развлеченья…
И телевизор воскресенья
Ей был окном в «высокий свет».
Но так всё резко изменилось:
Сбылось, что раньше и не снилось…
И ритм, и мысли, и привычки
Свои расставили кавычки!..

XXXIII
Иной этап… Иные люди…
Вокруг неё… «прикид» иной…
Другие ценности и судьи…
Другой как будто шар земной.
Хотя и на родной планете,
Но в новом видится всё свете…
Как будто бы вошла в экран
Иль погрузилась в некий транс:
Судьба ей слала реверанс
(Из пролетариев всех стран!..).
Денис живой гулял по сцене!
Он был подобен Авиценне
Для нежных девичьих сердец…
На кнопки душ их чуткий спец
Непринуждённо надавить –
В осколки жаркие разбить:
То на восточные напевы,
То для любимой королевы,
То в Атлантиду зарулить
И слёз в бокалы перелить…
Репертуар его «убойный»
Осечку верно не даёт…
И он, как бог в себя влюблённый,
Но одинокий их поёт!..

XXXIV
Андрей Дениса знал поближе:
Он с ним вино пивал в Париже…
И устриц белых под «Бордо»
Они гурманили гордо!
Он был приятелем его,
Но больше, правда, ничего.
Денис был просто превосходен:
В ударе, элегантен, моден!
Цветы охапками вдыхал
И собирал его вокал.
Кружило воздух выступленье!
Андрей же слушал сердца пенье…
Он занят больше был другим:
Над Надей его чувства нимб
Витал, вертелся фейерверком
И был его восторгов верхом.
Он, как глупец, был очарован!
За что, не зная, премирован!?

XXXV
Но грёзы отдыхают как-то…
У них есть тоже биоритм.
И, наконец, прервать антрактом
Позволим звёздный алгоритм.
Денис откланялся низко…
И за кулисы колобком…
Как солнце за день закатился…
Но вновь луной прийти грозился.
Пока он имидж изменял,
Людской поток оставил зал.
Все разбрелись по закоулкам
Поближе к пиву, кофе, булкам
С янтарно-красною икрой…
Кто по старинке пил «ситро»…
Кто покурить, кто тупо мялся…
Кто зубы скалил во весь рот,
Травя дежурный анекдот…
А кто с коктейлем и мороженым
Был даме платежом наложенным.

XXXVI
У всех свои глаза досуга…
Оставим же их друг для друга.
У нас есть пара основная:
Уже как будто бы родная…
Как члены близкие семьи
Андрей и Наденька мои!
Они протиснулись сквозь плечи
И обсудительные речи…
И по дорожистым коврам
Направились в интимный храм.
Они за столиком буфета
Устроились… и ясно это.
Пусть будет нам не в удивленье
Влюблённым дать уединенье…
Им дать чуток поворковать
И обстановку расковать.
У Нади море впечатлений…
Андрей в тисках своих сомнений…
У них эмоций через край:
Черпак хватай и отбирай!

XXXVII
- Андрей, я так сегодня рада!
- Чему? Вас радует эстрада?
- О, да! Фаворов – суперкласс!
- Я… я размышлял про нас…
Скажи мне без окольных фраз…
О чём ты думаешь сейчас?
- Я далека от обобщений…
Сегодня я – раба мгновений.
И сердце бьётся в дикий пляс –
Так вечер «золушный» потряс!
Прожектора, оваций плеск
И глаз твоих зовущий блеск…
Как «маскерадный» карнавал
Нас «звёздный» бал короновал!
Мы сведены… и то не просто:
Корабль средь бури ищет остров…
И свой блуждающий остов
Он приклонить к нему готов.

XXXVIII
- Тебя я понял… Разделяю
До дна твой смелый оптимизм.
И потому… и предлагаю --
Ему придать шампанских брызг!
Пускай же лёгкая истома
Его войдёт в нас невесомо…
И пена бурная лозы
Вовек не «навернёт» слезы.
Пусть, чтоб судьба нам не желала,
Что не готовила бы впредь…
Любовь была не угасала!..
На то и есть она, так ведь?
Бармен! Шампанского бутылку!
К нему десерт и плитку – «Милку»…
Маслин, лимоны с сахарком,
И два фужера… да с ледком!

XXXIX
Заказ был взят на карандаш…
И вот был с «горла» снят купаж…
Дымок соблазна… и мгновенно
Забила по фужерам пена!
И через край перелилась,
Как истомившаяся страсть…
- Бери, Надюша, этот кубок!
Мы пьём за жемчуг твоих зубок…
За случай, посланный нам свыше
И белых голубей на крыше…
И, чтобы были мы с тобой
Всегда вот так – рука с рукой!
- Давай! Добавить я хочу:
Пусть будет всё нам по плечу…
Разлуки, злые намеренья
Пусть стороной идут забвенья…
И не нарушат никогда
Ни наш покой, ни наше «да»!

XL
И, пригубив по три глоточка,
Они не ставили тем точку…
А только репликам придали
Романтики и клятв педали.
Потом поцеловались в губы
(Горячий долгий поцелуй!)
У моей маленькой голубы
Он вызвал ток нежнейших струй…
Так разошлись они… пока
Звук третьего не встрял звонка…
Но пульсов громкие толчки
Сердец не сразу их спустили…
На землю и все облачки
Любви тумана отпустили…, --
Искусство в рупоры взывало!
Но что оно в том понимало!?
И понимаем мы едва
В минуты те свои слова?
Любовь, как чёрная дыра…
Но стулья в стороны – пора!

XLI
И вот Фаворов в стиле вамп
На фоне серебристых рамп…
Вторую часть ведёт балета
В своих блестящих эполетах!
Двойник заокеанских нимф?
Или заезжая кибитка –
Артистов бременских визитка!?
Их знаменитое «Е-ей!» --
Припев любимый «наших» дней!
(За «что-то» трогал королей).
Но любят «короли» эстрады
Свои «Але», свои парады!
Что ж, боги нас избрав, целуют,
А Музы грешные ревнуют
И не решат: кто приз Орфея
Снискал…, и чья прекрасней фея?!
Что ж, женщины, люблю я вас –
Цветник ваш заселил Парнас!
И каждый, кто «уже» поэт,
За руку тащит свой «предмет».
Иной «предмет» в ответ обраткой
Нас тащит, упираясь пяткой…
Так и играем в чехарду:
И на плаву, и на виду!
Есть диво – то балет на льду!

XLII
А эко диво в наше время!?
Запеть?! Плеяда цела, племя
Заядлых в эксклюзив певцов!
Зарифмовать пяток словцов!
Нет недостатка в вокалистах:
В Бетховенах, Безе и Листах…
Их тексты «краткостью» красны,
Хотя и часто не ясны…
Как слов набор из словаря –
Поют ведь, а не говорят!
Вот чукча от души поёт!
И горлом не умом берёт.
И в этом пенье «горловом» -
Глубокий смысл, и «чум» с «хвостом»!
А наш смекалистый Иван?
Гармошка есть – зачем баян?!
Но хватит тормошить истории:
Есть мастера и оратории.
Кавказу слава и Болгарии:
Россия «мает» слушать арии!
Одесса юмором снабжает
И нации на «Огоньке» сближает…
А Запад? «Что он про нас знает?» -
«Тупые мы, а он страдает!»

XLIII
Да! Западу от  нас досталось!
Ему, наверно, так икалось?!
Он в сухомятку не привык…
Ест барбекю, а не шашлык…
И вилкой, а не с шампура;
И запивает, не с ведра –
Не стаканами пьёт коньяк…
Не самогон, а арманьяк…
Мы тоже ездим по Европам,
Но больше, знаете, галопом…
И передача есть такая:
Париж! Да что под облака я?!
Пониже… к солнышку земному
Спускаться б нужно «астроному».
И «звёзды» тут у нас свои:
Их прямо «клубятся» рои!
Лишь успевай по чартам метить:
Как ДНК накрутят петель…
Лучи их заплетут узоры,
Как в лапти лыковые шпоры!

XLIV
Нарочно я вам часть вторую
И пропускаю, как бы всуе…
Да и героям отдохнуть
От нас полезно пять минут:
От злого пристального глаза
И от подробного рассказа.
В законе жанра – передышка…
Чтоб не изжога, не отрыжка
И не банальная мигрень
Не испоганили бы день…
Во всём нам мера по Европе,
Чтоб не зудело в нашей попе…
Чтоб нам была припарка к месту,
Да и жених любил невесту…
И круто было бы их тесто!
Весы б им взять да и завесть,
Чтоб другу друг не надоесть.
А то до свадьбы мы за ручку,
А после «песенку-горючку»…
Бамбук – семейное житьё…
И только пошлое нытьё…
Но в рамках жирных – исклюенье:
Без «трёпа» будет продолженье…
Но только… в следущей главе –
Собрать нам надобно «лаве»!

XLV
Поэту не дадут патента –
Тем более «эквивалента»
Ни в евро, ни в самих «доллярах»!
Он пишет (не как песни) даром:
На голом дне энтузиазма…
Поэзии ведь тля заразна:
Войдёт и в плоть твою и в кровь,
Как вездесущая любовь!
Нет от неё нигде спасенья –
Такое, видно, совпаденье.
Роднит их пламенная страсть…
И так легко на них «запасть».
И с ними только «выпей кружку»…
Потом наплачешься в подушку
И наревёшься почём зря:
Не мил ни месяц, ни заря!
Одна забота для ума –
И та, и та даёт тома!
И та, и та – души томленье…
Откуда что – вне поля зренья.

XLVI
Мои «влюблята» в чарах пенья,
Как наяву два сновиденья!
Концерт им, словно литургия
И стерео-полифония!..
Фаворов – лирики водитель
И водевилеисполнитель!..
Он – лабиринтов чувств знаток,
Как ключевой воды глоток!
Он будоражит подсознанье…
Ну, так сказать, до основанья!
И после эдакого града
Душа ликует «до отпада»!
И не дождётся одного:
Приезда бога своего!
Кумир девических восторгов –
Их, так сказать, поющий орган…
И кто сравнится в этом с ним?
Но мы сравнений не хотим.

XLVII
Уверен я: наш выбор точен.
Как чешский карандаш заточен.
И нашим меломанам парным
Речам внимать высокопарным!
Как Окуджава говорил…
Не постесняемся, судил
И критиканов неусыпных,
И через меру любопытных,
И просто чёрствых чурбанов:
Простим им, что не им дано…
Им бритвенный давай станок:
Подстричь, подстроить под ранжир –
И в блюде видеть только жир;
И в вишнях – косточки шпулять:
То убавлять, то прибавлять…
Но люди красоты хотят –
Пускай хоть красно говорят!

XLVIII
Пускай ведётся куча споров,
Но настроение мажора
Всегда хороший ждёт конец…
И вот… концерт  закончил «спец».
Под крики «Браво!», и овации
Фаворов стал под папарацци!
И кланялся, как полубог!..
Который снизойти к нам мог
И осчастливить появленьем,
Провинции за неименьем
Своих подобных величин…
Ну ладно, сделан вот почин!
И счастьем все мы обеспечены,
И раны нывшие залечены
Как минимум теперь на год!
(А может на пять наперёд).
И мы его теперь оставим
В цветах, в зените знойной славы…
Пусть свет её других коснётся.
Певец поёт, пока поётся…
А мы последуем опять
Своих героев прославлять.
Любимцев наших скромных граждан…
Но пишут всё же не о каждом.

XLIX
Они дождались, пока стало
Уже свободней в сводах зала… --
На ощупь «спаррингом» в фойе.
Оделись, как от Кутюрье
В свои «нетелогрейки» верхние…
И вышли в зимнее вечернее.
Снежок хрустит, как под калошею…
И настроение хорошее
У них обоих, как «диез»!
И не гнетёт ни груз, ни пресс!
И что бы их могло смутить?
Им только начинать да жить!
Им только видеть впереди
И слоган наш «Не навреди!» --
Не наведи и упаси
От тех, кто супротив еси!..
Кто в этот радостный мажор
Рискнёт метнуть свой помидор?..
Неужто сыщутся такие --
До степени такой плохие?..
Нет! Просто слишком есть хорошие,
«Преданьем старины обросшие»…
И современные не хуже –
Тебе желают «доброй» лужи!

L
Но тон фривольный мы оставим.
Мы не диагноз с вами ставим.
Мы только жаждем перемены,
Перенастроечки антенны
На еле слышные частоты,
На не пришедшие остроты
Нам о первых тогда строках…
И всё, как водится, в стихах
В доступных людям переплётах,
В несложных для напева нотах,
В ключе сладчайшем «ля-ля-фам»
Мы погарцуем по строфам.
Так трудно ладить с женским родом, --
В притирке не обойдёшься годом…
Порой потратишь весь отрезок
В пылу коротких перебежек,
Такой наотмахаешь крюк…
А ключ и выпадет из брюк.

 

Меню сайта
Форма входа
Поиск
Друзья сайта
Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Мини-чат
Copyright MyCorp © 2017