Пятница, 22.09.2017, 17:02
Приветствую Вас Гость | RSS

Литературная студия

Новорусский роман в стихах, глава первая



Рецензия

на книгу В.В. Жданова «Новорусский роман

или «Народный» роман в стихах с юмором»

кафедры всемирной литературы

Луганского национального педагогического

университета им. Т.Г. Шевченко

 

Рецензируемое сочинение молодого писателя представляет безусловный интерес, как для рядового читателя, так и для специалистов-филологов.

Во-первых, в романе достаточно органично соединились традиция (автор даже утрирует «пушкинское»)  и злободневность. Прибегая к помощи «онегинской» формы, В.В. Жданов создаёт в своём произведении образ эпохи-перехода, рубежа двух столетий и тысячелетий.

Во-вторых, представлена языковая картина переходного времени, которая достойна лингвистического изучения.

В-третьих, читатель найдёт в романе узнаваемые, но оригинально обрисованные типы наших современников, пытающихся в «смутные годы» решать вечные  проблемы бытия, барахтаясь в тине быта.

И, наконец, воспитательное значение произведения, несомненно. Можно приводить немало цитат в этой связи, но лучше одну краткую формулу эпилога: «…главное – не свин!».

Тираж 50 экз., конечно, мал даже для любителей современной литературы Луганска. Необходимо переиздание романа большим тиражом для того, чтобы все желающие могли познакомиться с текстом и подискутировать о проблемах и художественных приёмах «стихотворной эпопеи».

Лариса Владимировна Черниенко

Доц. Кафедры всемирной литературы ЛНПУ

им. Т.Г. Шевченко г. Луганска. 2004г.


Вячеслав Жданов


«НОВОРУССКИЙ» РОМАН В СТИХАХ
ИЛИ
«НАРОДНЫЙ» РОМАН С «НАРОДНЫМ» ЮМОРОМ

 


Луганск, 2004

 

Посвящается
маме Вере
       

 

…Насмешливый читатель
Или какой-нибудь издатель
Замысловатой клеветы,
Сличая здесь мои черты,
Не повторял потом безбожно,
Что намарал я свой портрет,
Как Байрон, гордости поэт,
Как будто нам уж невозможно
Писать поэмы о другом,
Как только о себе самом.
А. С. Пушкин
(«авторитет»,
по стихам, разумеется)
«Евгений Онегин, гл. I, строфа LVI

 

 

 

 

 

 


ПРОСТО «РЕАЛЬНОЕ»
ВСТУПЛЕНИЕ

Никто не внемлет прошлым басням
И поучительным речам…
Пусть новых новое «колбасит»!
Взыскательным ушам-очам
Картина ближе к современной
Подаче, нежли в той степенной
На дрожках обновлявшей путь…
Но нас не смогут упрекнуть,
Что мы плетёмся, как младенцы,
Застряв в дорогах верстовых,
Прося в подмогу вестовых…
Наш «Джип» имеет краше дверцы!
Мотор его мощней во много…
Но не обидим мы былого.

А просто час настал и срок
По-новому «с понятий» новых
Истории пересмотреть урок
И нравов «разгрести» дворовых…
Различья с прошлым отразить –
И всё, как есть, изобразить…
И с зеркала списать кривого
Оттенки новшества живого
И «энциклопию» дополнить,
Ремарки скромные внеся:
Что встало сикось-на-кося…
Свой долг прекрасно исполнить
И нам же наше преподать,
Чтоб всё как следует видать!

Блажен, кто знанием ненужным
Напрасно не отягощён…
Не чувствовал себя недужным
И был на радостях взращён.
Кто брал от жизни светлых полос
И мог смеяться во весь голос…
Непрошенного не коснулся…
Кто ничему не ужаснулся.
Кого враги за всё прощали
И сам он с лёгкостью простил:
Его и друга угостил –
Все щедрость они вашу знали.
И Бог кого всегда хранил
От всех напастей и горнил.

Блажен, кто никогда не плакал,
Не утомлялся, не роптал!
Не понял: что он испытал?!
И не помыслил бы инако.
Кто верил и не колебался,
Кто шёл вперёд, не сомневался…
Чужого в мыслях и не брал.
Кто зависть от других не знал,
Свою к себе не подпускал,
Не был над бедным зубоскал…
Кто женщин обходил далече
Тех, кто неверностью грешны…
Одной был верен сам жены
И в ложных связях не замечен…
Блажен, кто истин не поправ,
Был честен, добр, а, значит, прав.

Кто не сражался сам с собою
И сил не распылял своих…
Не обманулся ворожбою…
Не ждал, что вдруг прорвётся стих.
Блажен, кто средств имел довольно,
Чтоб всё насущное привольно,
На первый зов души иметь –
Есть вовремя и не болеть!
Кто в детстве детству умилялся…
Потом бы в прошлом не терялся
И не хотел бы возвратить…
Сегодня лучше б смог любить…
И ясно, умно изъяснялся
И на мякине не попался!

Похвалим эдакого доку
Во всём житейском, во быту…
Стоял он твёрдо ко пороку –
Кристален в солнце на свету.
Понятно, спорить с ним бесцельно:
В глазах его он будет дельно
В пример поставлен перед мы –
Не столь у нас чисты умы…
Но мы же к этому стремимся
И снисхождения хотим
Иметь пред идеальным им –
И так собою не гордимся…
Но всё же просим и себе
Участья, милости в судьбе!


ГЛАВА ПЕРВАЯ
«Первая часть «Марлизонского балета» с нашим «подкатом»

«Пора же нам оставить нашу старь,
Как ветхий давнолетний календарь,
И перестать напрасно шевыряться
В родной пыли; пора идти вперёд
И нам.»
Н. М. Языков
«Встреча Нового года»

I
Казалось, время б просвещенья –
Плоды бы зрелые срывать…
Но сад в убогом запущеньи…
Наш сад… но жаль его рубать…
Достоин лучшего он, право,
Переустройства от минздрава –
Есть основанья уповать:
Его не пустят на дрова…
Творят невиданное медики
Не только в женской, вишь, косметике!..
И сад возьмёмся отходить
И в современном стиле выцвесть
(Вновь выбелить сапожки в известь), -
Его мы сможем побудить.
И кто, скажите, будет против преображение узреть –
Не может вечное стареть!..

II
Прошу, не думайте, что я без ксивы
Дерзнул на пушкинские нивы…
Свои накладывать курсивы…
И, от безделья заходясь,
В святом неведеньи томясь…
Я лишь пишу по чьей-то воле…
(Как без похмелья алкоголик)
Я – стихотворный трудоголик!
Своё придумать я сумел,
Лавр плагиата не одел…
Одежда в моде… - хороша,
Стереотипы все круша!..

III
К чему моих трудов старанья
И запоздалые вздыханья,
И устаревший лексикон?
Кому сейчас по сердцу он
И запылённый Купидон?
И Терпсихоры ветхий хлам
Зачем раскладываю вам?
Наверно, чтоб себя потешить
И занять чем-то до утра,
Подразмечтавшись у костра.
Пусть современники простят:
Про что ж писать?.. про поросят?
Опять тринадцать – непоряд!

IV
Прощенья, милости прошу
К своим потугам и письму…
Быть снисходительным к нему,
Как к шаловливому дитя…
Ну дети… потому шалят.
А, между тем, какой тут смех –
Жизнь без надежды на успех!
Жизнь без вниманья, цель странна…
Ну что я жалуюсь… страна…
Нет, слава Богу, не война…-
Самой себе вдруг отдана!
Казалось, что нам до страны?
Нам средства… средства всем нужны…
С материальной стороны!

V
О как презреннейший металл
По-современному – «достал»!
Я ж о возвышенном пишу…
Но, как все смертные, грешу…
Хоть знаю: впереди герой!
А вот хромает стих младой
И робость всем явит впервой…
Везде то шики, волчий вой…
То туч и молний над главой!
Ну, Ломоносов, как живой!
Но всё ж, боязнь преодолев,
Свою почуял музу лев.
Неопытен, зелён пока –
Охоты жажда велика!

VI
Ну что ж, лиха беда начало…
Теперь бы осознать зачем
Сподвигся старых трогать тем?
Ведь старина себе лежала,
Как дева старая дышала…
Зачем я силюсь оживить
Что не должно давно уж жить,
Что с миром бы похоронить?
Французский я не изучал,
Да и не ведаю начал…
К чему-то весь сыр-бор начал?
Ну не пойму: откуда пыл?
Иль чья эпоха позабыл?
Иль сериалов не взлюбил –
Своё вот «мыло» сочинил?

VII
Держите!.. Я уж не могу
Сопротивляться и бегу
Строкой ко другу ли к врагу…
Бегу, и прыти не тая,
Со мною Муза вся моя!
Я, ей доверясь с головой,
Внимаю гласу дорогой,
Как язву доктору больной,
Как деве муж уж оставной,
Как славе трепетный герой;
Как облако в любви с горой,
Как дерево всегда с корой…
Так я послушен небесам –
Пишу к чему – не знаю сам?!

VIII
Ну вот, пожалуйста, аншлаг –
Далече воспеванья саг…
С тех пор воды туда-сюда
Немало утекло по речках –
Для пользы людям, для вреда…
Да и берёз сгорело в печках…
И что по-русски то сказать:
Не очень просто дать и взять -
На всём неведенья печать.
На том, признаться, и стоим
И верим мыслям не своим,
И невесть что боготворим…
Вот был же Рим?!

IX
Но был Рассин…
Был допотопный клавесин…
Был Ренессанс и дух Руссо
И позже блики Пикассо
Нас волновали… люди шли
На «Битлз» и за собой несли
Духовность задом наперёд…
И современный идиот
Улыбкой «чизовой» прожёг
На «трах» потом на «тибидох»
Нам души чуткие дотла…
Всё, что культура нам несла,
Все достиженья ремесла –
Поэзии, труды любви…
Другие формы обрели…

X
И вот… покорный ваш слуга
Пошёл к далёким берегам,
Чтоб нынче быть полезным вам…
Он формы вылил в образцы,
Как поступали праотцы…
И к новой жизни возродил
Те идеалы, что любил…
И Пушкин верно просветил
Сквозь лучезарнейший берилл!
И с гениальной простоты
Стал стороною красоты…
Но молодым весь этот бред
Со школы надоел как след…
Как быть? Кто дельный даст совет?
Грядёт рассвет…

XI
Светает… утром мысль ясней –
С надеждой просыпаюсь с ней…
И сон, как муху, отгоня,
Я грею сердце у огня…
И сердце слушает меня…
Ему, не зная, что сказать,
Боюсь ответ я навязать…
Нерадостна узда коню…
Пегас мечту догнать стремится –
Она бежит вдаль синей птицей…
Она стройна, как кипарис,
На женский схожа на абрис –
Набросок… так себе… эскиз!

XII
И верен ей одной всегда
Края иные, города…
В одной дали соединив,
Я не был тягостно ревнив,
Отелло славу обронив…
Я был как лёгкая струя
Шампанского… любовь моя
Под брызги утренней зари
Взметалась… падала… Я ритм
Её терял и находил,
За стержень доброго держась,
С трудом утишивал я страсть…
Помощник мой, он помогал,
Когда я вдруг изнемогал…
Не избалован постоянством…
Не дал покончить счёты пьянством…
И чёлн мой хлипкий выводил
В места, где я бы счастлив был.

XIII
Увлёкся… сбруею гремя…
Перескочил через коня.
Пастушек прошлые года
Меня волнуют иногда…
Ведь был же женский эталон!
Не то что нынче силикон!
Журналы «формами» пестрят –
Нестача денег на наряд!?
К обложке в очередь стоят…
Кавалергардов прошлых лет
Сменили «рыцари монет»…
Усы и шпоры на авто…
И лишь шампанское всё то –
Под зелень инвалют цветов!


XIV
Хочу вот нашу жизнь в роман…
Героя взять на крупный план.
Экранный тип мне не подходит
И так он всем известен вроде…
Замучишься… - кумиров рой
С натяжкой тянет на «герой»….
Так нелегко найти пример:
Вот был примером пионер…
Кузнечным цехом комсомол…
Ну а теперь… и не футбол…
И, в общем, полный гол-сокол!
Я с меркой бегаю, свою
Ищу богиню… устаю…
Что толку к людям приставать:
Уж лучше то, что есть, то взять.

XV
А что сегодня налицо?
Переизбыток подлецов!
И даже женский контингент
Лишь впечатляет на момент.
И мускулов стальных гора
Уж надоела, как икра,
Которую так мудрено купить,
Когда ты не умеешь жить…
И много частностей в толпе,
Что умный может отупеть…
И праздник жизни, что вокруг -
Чужой… как предавший вас друг…
Полна витрина – выбирай!
Но мало радует сей рай…

XVI
Хожу… поэма ить не ждёт…
Роман не терпит, рифма бьёт!
Герой? Не тот, что залпом пьёт?
Гурман… тот предпочтёт коньяк
Ну где же… где он? Спит? Иссяк?
Будить… помять ему бока?
Да что нам даст герой-тюфяк,
Что счастье дальше кабака
Не представляет?… И пока
Уж лучше б дольше спал века…
И с ним бы спала пара рук –
Спала бы нация икру!…
А так вот «лупит» кабачки
За обе, оглядясь, щеки…
Чтоб в банку к ней большою ложкой
И «тот» не заглянул немножко…

XVII
У бедной нации моей,
Конечно, много есть полей
И много рек, но у неё…
Беда большая – вороньё
Блестяшки копит в гнездовьё!
Прославится не только сыром
Ворона хочет… в масле  с жиром…
Народ ей рад бы подсобить –
По-щючьему обетки вить…
Но он безмолвствующий ждёт,
Когда пора его придёт?
Она, казалось бы, пришла,
Но страшных монстров родила…
И монстры кинулись в дела –
Нагородили короба…
А нация, как глядь, - «труба»!

XVIII
Но что я в сторону и вспять –
Его… героя догонять…
Герой-то прыток на бега:
Ему ведь шкура дорога…
Рванул… и видели – ага!
Разденет Музу донага
И бедная давай навзрыд:
«Средь бела дня! Ну что за стыд!»
Ах, было время – Еврипид…
Ей пел и слух ей умилял…
Теперь свирепствует лишь спид:
Весь мир тиранит – не квартал!
Как мир от пошлости устал –
Навряд ли он приглядней стал.

XIX
В погоне сильно схляв без сна,
Задумался…: придёт весна
И сможет в корне изменить
Расклад… весы к себе склонить…
(Кого-то даже поженить)
Архаика времён – семья
Иль это выдумка моя –
И отношений тех серьёз,
Как ретро выглядит в курьёз?
Всё может быть, уж не дивлюсь:
Вещам я многим ставлю «плюс»…
Порой тому, что отрицал
И с недоверьем созерцал…
«О, эти юные сердца!» -
В сердцах со всеми восклицал…
Но лиру вытеснил вокал…
И я воздержуюсь… пока.

«Вторая часть «Марлизонского балета» -- по «накатанному»

«Я не поэт, однако ж время было,
Я писывал то песню, то сонет
Красавице; я предавался мрачно
Своей любви и гордо воспевал
Тоску, луну и всё… И подражал удачно…»
Н. М. Языков
«Встреча Нового года»


XX
Век девятнадцатый блистал, -
Герой взошёл на пьедестал!
И, покалифствовав слегка,
Себя прославил на века.
Но речь у нас да не о нём:
Он прославлял себя огнём…
Мы ж не историки… они
Пускай считают даты, дни…
Историю свою творим,
Чтобы задать работы им.
Задача чёткая у нас:
Героя вынуть из сейчас…
Такого близкого для всех…
Но что, пардон, опять за смех?

XXI
Вот представляю вам его
Он не с далёких берегов.
Он с берега родной реки…
Прошу любить – Андрей Лукин!
Богач сегодня, не бедняк –
И не похож он на меня…
Он в жизни так чтоб не страдал…
О многом думая, гадал…
К гадалкам, правда, не ходил –
Он неизвестное любил…
Дух прагматизма не терпел, -
Разложенных по полкам дел…
Теперь подавно критик их:
Возможен бизнес-план на стих?
Покушать… можно за двоих!

XXII
Картина Репина… сижу –
И на героя всё гляжу…
Герой мой парень хоть куда!
Пишу… и он скорей туда
Он в крепкой связке у меня:
Я без него теперь ни дня…
Прожить… как альпинисты мы,
Свои пооставляв домы,
Карабкаемся по скале…
Хоть трудно, но навеселе –
Приятели мы и друзья…
Но он есть он, а я есть я…
И он не прежний денди-франт:
Он современный фолиант…
Нет-нет, не выдумки мутант…
Не извращенец, не сектант,
И не завсегдатай путан,
И не армейский капитан;
Как говорят, «простой пацан»,
Авто под маркою «Ниссан»
И с ним четыре колеса!

XXIII
Он высший получил диплом
И с философьей был знаком,
И психологию учил…
(Трактатов, правда, не строчил),
Но перестройки дунул ветр…
И он оставил этот пыл…
Чему учили позабыл…
По-своему ученья свет
Воспринял он, и дал ответ,
Ни в чём себе не дав обет,
Он стал вникать в причины бед,
В проблемы жизни-бытия
С позиций собственного «Я»…
И не с онегинской тоской
Он не избрал себе покой.

XXIV
Таков Лукин, таков Андрей…
Нет для него тугих дверей,
Нет у него больших врагов,
Казалось, любят все его…
Но повесть будет о другом:
Посмотрим под другим углом…
С увеличительным стеклом:
Как время для него текло
(Меняло холод на тепло)…
Везло ему иль не везло…
Пора… и в руки нам весло.
Байдарку выведем в стремнину,
Попробуем понять мужчину…
И покопаем в подноготной
В забаве зрелости вольготной!

XXV
Перо покорствует писцу,
Как ветру парус, разум свету…
Ах, совесть, скромность… наша эта…
Болезнь певца, изъян поэта!
Сегодня как-то режут слух
Понятия искусства слуг…
Печёмся о других понятьях:
Крылова меньших наших братьях,
Нам в благодарность цирк реален –
Стараньям пущим актуален…
(И, что тем больше замечательно, -
Наш «зоопарк» растёт сознательно…)

XXVI
Но наш герой не зверь из клетки
И не заевшийся дикарь…
Сторонник с боем он разведки –
Не салтыковского пескарь…
Андрей судьбы не робкий пленник:
Он сразу свой завысил ценник,
Рванул без лишних слов в карьер –
И стал себе акционер.
Как зрелый муж плоды сорвал,
Чем нам урок поднёс и тезу –
Подвёл без старо-политезу,
Без прочих лет златых условностей
Освоил спуртом курс он краткий
Не в ЕШКО… -- практикой и хваткой…
И с чувством, расстановкой тонкостей
Воздвиг себе «авторитет»,
Что равных… их почти что нет!..

XXVII
Лукин азарт сжигал в труде,
Надежду при своей звезде…
Не ведал испытаний страха –
Не то что форс-мажора… краха!
Он мненье личное имел,
Разряд по шахматам… и пел,
Чем дам сердца успешно ел…
Вниманьем их не обделён –
Серьёзно не влюблялся он.
Да и, по правде, он считал,
Что женский умер идеал…
(Его упорно он «кидал»!)
Он в бизнес с головой ушёл,
Чтоб зря не мучиться душой!

XXVIII
О бизнес! Многих лечит он!
Приводит нервы в строгий тон.
Отец одним, другим он мать:
Купить, чтоб тут же и продать!
Игра… в крови адреналин…
Удачный ход… и ты один –
Судьбы и денег властелин!
В глазах своих ты исполин!!!
А что потом? Опять по кругу –
Те деньги крутятся друг к другу…
И так без всякой остановки, -
Они, как язычок торговки…
Так алчность обуяла всех:
Виной всему – тиран-успех!

XXIX
Андрей стал в эдакой среде
Как рыба юркая в воде:
Был хваток, принимал расчёт…
Знал что и как куда течёт…
Где взять и кому нужно дать,
Чтоб все барьеры прободать…
Как конкурента обойти,
Как в двери узкие войти,
Как блефовать и банковать,
Взять банк, красиво помотать…
Но вовремя себя сдержать,
Чтобы последствий избежать…
Ну, в общем, главный Эпикур
Из цельных непростых натур!

XXX
Он чувства пару раз проверил:
Раз в школе… раз в институте «пери»
Его слегка дразнили чарами…
Но выстоял пред их ударами
Андрей… и опыт приобрёл,
Узнав поближе женский пол…
О женщины – друзья забот!..
За них шли в бой, на эшафот!..
Без них болеют, с ними пьют…
Стихи слагают им…поют…
Про них одних громады книг…
Ключ счастья за корсетом их…
Нить жизни в хрупких их руках, -
Без них остаться тайный страх!
Огонь войны, крови река –
Всё с «лёгкого» их каблучка…

XXXI
Средь человеческих страстей
Лицо любви любых мастей…
И многоликий её взгляд –
Такой изменчивый наряд:
Она то в маске, то нага…
То в ласке, то в шатре врага,
То с нами, то не хочет нас…
То светит, то темна, как ночь…
То манит, то прогонит прочь…
Терзает нежных душ вуаль:
Пообещает рай не раз –
И канет в никакую даль…
Возьмёт и больше не отдаст –
Как поклянётся, так предаст…
Сложнейший, я скажу вам, пласт –
Сказать, зачем её томленья
Не ставят нас в уведомленье!?

XXXII
Любовь есть тема без конца!
Она, как пламя каганца,
Горит лукавым огоньком,
Как в сказке, сказанной Паньком,
Как в пьесах Вега, в снах Шекспира…
Так сохнет по любви и Лира,
Как бедная душа без пира…
Любовь – главтопливо души!
Она - сам супервитамин:
Депрессий враг, тепла камин…
И знают даже малыши:
Болеешь? О любви пиши!
И к ней прибегнул не один,
Чтоб разогнать докучный сплин.

XXXIII
Лукин – приличный господин…
Товарищ бывший, друг наук –
Любви лишь слышал сладкий звук.
Устал он жить и спать один…
Глушил тоску парами вин –
И был до времени невинн…
Все люди глупостью грешат…
И хоть воды на них ушат, -
Не поумнеют никогда.
Так заразительна среда,
Где «циркулирует» вода –
Сгубляет мощные умы…
(«Вода» не с градусом зимы!)
Тут не поможешь кирпичом –
Тут нужно… внутренним ключом.

XXXIV
Андрей наш – русская душа!
Как всякий русский, не спеша,
Стал из запоев выходить,
Туман похмелья выводить…
И этот внутренний запал
В нём до поры, до время спал…
И заработал механизм,
 Лишь как означился трагизм
Всей ситуации его…
И самолюбия ногой…....
Переступил он… чрез запой!
То было прошлою зимой…
К весне ж, как огурец с гряды,
Он выглядел без бороды!

XXXV
Он форму прежнюю обрёл
И стал, как молодой орёл,
Решенья быстро находить…
Одно не мог он лишь – родить!
Ну что зазря тут говорить?
Лукин работою стал жить:
Была спасенья круг она:
И друг, и верная жена.
И… даже Леночка, сестра…
Замечу, вовсе не стара…
Была им впрямь поражена!
Ведь может мой любезный брат
Планеты выстроить в парад!
Одна проблема – не женат!

XXXVI
Он - учредитель фирмы «Крон»
Андрей недурственно сложён:
Брюнет… и в профиль, и в анфас –
В «Play girl» его ну хоть сейчас!
Ван Дамм российский и Делон:
В себе объединил их он.
И вот, представьте, сей артист
Ещё и чудный финансист…
И в голубых его глазах
В разгар игры вскипал азарт!
И был он словно тигр в бою,
Когда добычу вёл свою…
Но… получая оборот,
Зевал его лениво рот…
Он уставал от этой гонки…
И шёл гулять… без самогонки.

XXXVII
Победам в биржевых делах
Был рад Андрей… пополнить «драхм»…
Не то, чтоб «драхмы» он любил…
Лукин в том спорт лишь находил:
Соломинку средь пустоты,
Иллюзию для высоты,
Замену свергнутым «богам»,
Опору прочную ногам…
Так плохо нынче не иметь
Не золото, хотя бы медь…
Но их, казалось, заимелось…
Чего-то ж нет… не всё бы елось?
И, чувства коль дано иметь,
Они напомнят о себе,
Как клетка о чужой судьбе…

XXXVIII
Мечта! Пресладкая она!
Мелькнёт журавлик вкривь окна…
Порхнёт, как бабочка в лесу,
В каком не скажет ведь часу…
Ан, не достать до журавля…
Хоча б в руках твоих грабля…
Но за настойчивость всегда
Сойдёт удача… иногда,
Бровей не хмуря, не томя…
И назовётся в кумовья…
И вот уж что-то меж двумя…
Не обязательно семья…
Любовь… И лунная скамья!
И, о! Не тороплюсь ли я?!
Читатель требует роман…
За что он платит? За обман?!
Коллизий древних сыновья:
Изольду повстречал Тристан
Кого же встретит… наш «пацан»?

XXXIX
О нет, конечно, неспроста
Я речь веду, давлю перста
И Музу за руку веду
Свою… себя ли обкраду?
Давно мне фабула ясна:
Хоть героиня не княжна…
Не из дворянского гнезда…
Она ж не менее нежна!..
И, как луна, она бледна,
Но не дурна, не холодна…
Как молодёжи новизна…
Она на фоне ледяном
Таким овеяна теплом…
За что и дать бы ей диплом!
Но думал, право, кто о нём
И чей печатью он тиснён?

XL
Ну что? Прекрасна героиня?
Звезда земная – не богиня…
Скромна, и тем ещё ясней,
И тем приятней быть мне с ней.
Надежды имя ей дадим,
Себе и людям угодим!
Ведь светлым именем путь даден –
Благословенье свыше Наде!
Оно для счастья нам пришло
И ей известность принесло.
Надежда! Что её милей,
Что и отрадней и родней…
И что спасительней её?
И от чего так сердце млеет
Душа открытая добреет?
О ней мечтаем и поём…
И что скрывать… с того живём…
И лучшего от жизни ждём!

XLI
Надежду юную Андрею
Введём в романа галерею…
Но всё не сразу… всему час –
Интрига есть… и есть рассказ.
А то сюжет не хватит нас…,
Как суп вкуснейший, но без соли…
Как

Меню сайта
Форма входа
Поиск
Друзья сайта
Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Мини-чат
Copyright MyCorp © 2017