Понедельник, 20.11.2017, 09:57
Приветствую Вас Гость | RSS

Литературная студия

Новорусский роман в стихах, глава шестая

ГЛАВА ШЕСТАЯ

«Всё могут короли!..» - дальше не буду и так: «Держи меня, соломинка!... Держи!..» Алла Борисовна сиятельнейшая – современная классики, хотя и эстрады. Где ж хороших «просто» стихов набраться?..
Правда, нас она всегда от чего-то удерживает, а вот аристократы так далеки от природы, всё эта злосчастная соломинка их куда-то колет. А Валерий Меладзе констатирует факт такого неромантичного «крушения замков» хитом: «Девушкам из высшего общества»… Ну, что ж: «Каждой твари по паре…» - или «Эх, Марфуша, нам ли быть в печали?..» - Сказал Ю. Яковлев, войдя в роль нашего самого «Грозного» царя. И вообще: «Царь я или не царь?!..» Да, «репертуар у нас какой-то бедный»… Надо, надо что-нибудь популярное, массовое?! Канкан, например?! Ну, так: «Цыганочка… с выходом!!!» - Леонид Быков, с его лёгкой ноги, пожалуйста…

I
Заглянем в зеркалотражатель –
Игрушки «супер-пупер» писк:
Японский сан-изобретатель
Экранчик встроил -- «кибмениск».
Он «новым» новым прибамбасом
К престижу неуёмным брассом:
Быть срочно круче конкурентов –
Так вожделенна цель моментов.
Пускай трепещет конкурент!
В важнейшем обошёл его ты деле:
Мобильник твой имеет «телек» -
Карманный тайный спецагент…
Ты видишь ясно собеседника
С его лукавого передника!

II
Не скроет враг свои повадки!
Пусть даже голос подберёт…
Его пороки, недостатки
На «вижен» друг наш выдаёт.
Он сор весь выпятит наружу:
Жену преподнесёт он мужу…
Жене про мужа сводку даст –
Он честно, искренне предаст!
Доверьте вы ему себя, -
Жизнь, как стекло, без подноготной
Покажется такой вольготной –
Прогресса «лепшего» свинья…
Подброшена нам для удобства
Чужие выжить неподобства!

III
Кто любит в скважину замочную
Глазком заглядывать чуть-чуть,
Тому теперь подсказку прочную
Так просто быстро почерпнуть.
Вздохнёт уж скважина с отрадой –
И ей же надо быть с наградой!
Но кто вдруг, по привычке старой,
И взглянет в щёлку в злобе ярой
Чужие тайны подглядеть…
Не будем так предвзято строги,
Ведь этим мы заденем многих…
Ругая, всё ж простим… хотеть
Знать, что не нужно – «общий» грех –
Так часто искушает всех!

IV
Будь счастлив, кто его лишился…
Или хотя бы придушил
И на мякине не купился,
И там, где надо, не спешил…
Но что же делать: есть и те,
Кто натиск не сдержал страстей,
Повёлся на соблазны света,
Не вняв полезного совета.
Его жалея, всё ж возьмёмся
Порок опасный осудить…
А человека ж оградить
От тех, с которыми схлестнёмся.
Ведь грех самим людей судить…
Дать розги вовремя – любить!

V
Пока что вникнем в суть проблемы,
В её глубинные слои.
Ведь, помните, мораль той темы:
Чего не может сам Луи?
Он – жертва глупых предрассудков:
Пасла его невеста утков…
Или, ах да – пасла гусей
У стен дворца придворни всей.
Дразнила красотой монарха,
Чем заслужила луидор!
Но в яблок прелести раздор
Внесла её пастушья арфа.
Да гуси!.. – все симпатьи им…
Спасли когда-то даже Рим!

VI
Луи был посрамлён надлежно!
Женился, лёгкий скрыв испуг,
На той, что женят неизбежно
Из «чистокровнейших» подруг!
И тем рассеял все шипенья,
Пример дав самоотреченья…
Любовь – раба происхожденья –
И нет «добрей» предубежденья!
И так пример его пришёлся
По сердцу, строго ко двору…,
Что стал примером он «добру»…
Тому, кто сей мечтой завёлся.
Ведь что вам, девки, с той любви,
Где нет заведомо Луи?!

VII
Иль жениху его Луизы –
Потомственной дворянской леди –
Отточенных манер маркизы,
Чтоб диву задались соседи?!
Иль по совковому канону:
Из «доров» шуструю мадонну?
Теперь так – денежная эра:
Есть сын – есть дочь миллионера!
Луиза завладела крепко
Давно уж…маменькой Андрея…
Она, их вместе видеть млея,
Уж начала… как её лепка
Разбилась и сошла на нет,
Не укрепив «авторитет»!..

VIII
Как снег на голову – венчанье
На этой выскочке «из масс»!
И Нине Павловне – страданье,
Давленье, аритмии пляс;
Снотворных частые приёмы…
То капли, ревматизма ломы…
Букет болезней… - обостренье
Её плохого настроенья…
Луиза к ним забыла двери…
Как сыч надувшийся – суров
Папа её, как сдал коров,
А «кум» телят пасти намерен…
Срастить не сбылось капиталы –
Нет фаворита без опалы!

IX
Сама Луиза тоже в «коме»:
Такой сорвался с крыши брак!
Не переправишь на пароме
За ним отцовский кадиллк.
Соперница зашла дорогу
Её маститому бульдогу!
Какая роковая страсть…
К деньгам… - и взять её украсть!
Она привыкла к «гром победы»! –
Отбоя в женихах не знать…
И алчный дух, как дичь, терзать
Годами: те бледны, те седы…
А тут какая-то пустышка…
И всем её виденьям крышка!

X
Конечно ж были варианты –
Ещё фамилий цельный ряд…
Богаты, страстные педанты:
Приданным завладеть горят.
Но… как бывает, клином свет
Сошёлся… на один предмет!
К ней Чайников – она в отказе…
К ней Бубликов сухой – не влазит…
Шустрыкин, ювелир – не так!
Уж папа в гневе – не до шуток…
Не знает, где взять прибауток?
(Сжимает вгорячах кулак):
«Ну, может, хватит корчить дуру!
Сама ищи кандидатуру!»

XI
Он знал, что дочь в него упряма…
И сам был зол на Лукина…
И как тут быть – такая драма!?
Но не трагедия ж она?
-Ну что ты, Лу!?.. Ну хватит дуться…
К реальности пора вернуться.
-Ах, вы, «папа», как все мужчины:
Прямолинейны без причины…
-Но, дорогая, что за тон?
Он что – единственный на поле?
Да вон их, только свистни, сколе!
Тебе же загорелся он!..
Но эту трудно переспорить:
С ноги б ей левой чушь ускорить!

XII
-Не знаю, чем он мне запал…
Н я не сдамся листоноше!
Он не на фифочку напал…
Чем я его Хавроши плоше?!
Мной пренебречь во имя этой
Марашки в лохмоты одетой!
Такой невиданный нахал!
Но мой ещё наступит бал! –
Не видя как дитя утешить…
Родитель лишь махнул рукой:
«Пусть обретёт Лулу покой…» -
И так смогла его опешить…
Сбить с толку… - девичьи капризы
Его неистовой Луизы!

XIII
Уж эти графские замашки:
Всем доказать свой высший сан,
Гадая на цветке ромашки, -
Не расшивая сарафан.
Кровь голубая беспокоит,
Мир общий под камзол свой строит –
Бесчестен тот, кто ей перечит…
Инфант детсадовский калечит.
«В заслугах» сердце изнывает:
За «справедливость» постоять!
А вдруг удастся обаять?
Что лучше будет, кто же знает?
А вдруг калашный ряд нас ждёт?!
Герой нормальный прёт… в обход!

XIV
Не ходит умный дядя в гору…
Девица ж в гору попадёт…,
На чью-то обопрясь «опору» -
Проверенный веками ход!
Плечо ей крепкое подставит,
Кто твёрдо свой бюджет подправит,
Кто воплотит в финансы гений –
Достойно всяческих хвалений!
Не то, что мы, душекопатели:
Так зыбок наш нелёгкий путь…
(С него бы всем вам увильнуть)
Кто ставит на графу «писатели»?
Пока чиста без роз графа –
Доходно не парит строфа!

XV
А вдруг фортуны опахало
Твои творенья не сочтёт?
Такая перспектива мало
Своих поклонников найдёт.
Другое дело – депутаты…
Или хотя бы кандидаты:
Политик, говорящий красно, -
Тут будущее обозримо… ясно!
А что поэт без звёзд эстрады?
Не огласит свой скорбный труд:
Его без песни не поймут…
Не будут добродушно рады
Его единственным стихам…
Не хочет их читать он сам!

XVI
Он хочет публику затронуть,
В ней возбудить рекламный зуд:
Свою терновую корону
И ей надеть на мудрый зуб.
Пускай поутру с бутербродом
Уколет свой язык с исподом…
Быть может, оглядеться сможет
Вокруг: чего же так «житуха» гложет?
Когда кукушка благодать
Поёт весной не соловью, -
Курятник мил ей на краю…
Чем приму б петуху не дать?
Чего все славят соловья:
Её не спросят мнения?!

XVII
Тут птичий двор свои законы
На важный переводит шаг…
Свои куриные салоны
Он ставит под солидный флаг!
Почистить пёрышки им тоже
Так нравится, сиять пригоже...
Утице селезень потом –
Не книжный презентует том…
И, чтоб индейке масти жгучей
Индюк любимый подарил
Ей приглянувшийся берилл…
Чтоб на приёмах быть ей лучшей…
Сиять, как новая копейка:
Чем хуже лебеди индейка?

XVIII
Ведь это только лебедь бела
Сиять согласна без прикрас…
Но «леди» наших дней сумела
Сыметь начинки всех «колбас»:
Соединить и всесторонне
Быть Афродитою в короне…
Но с калькулятором в глазах,
Размазать тушь боясь в слезах.
Была Луиза с их плеяды:
Дур чувственных критиковала –
Своим их видом затмевала,
От Гуччи насучив наряды…
И с ней сравниться не могли
Подружки Нэнси и Жюли!

XIX
Лулу была звездой препервой…
Бесспорной в городе NN!
Красивой плотоядной стервой –
Античных правнучка сирен.
Папа ей был, как Зевс Афине:
То персик, то банан, то финик…
Чтоб не расхныкался ребёнок,
Усатый нянь он был с пелёнок…
Дублёрша-няня, кстати, тоже…
Пока малышка не «пошла»…
В «Рено» до школы досягла!
(С тепличной бледностью на коже)
И так все десять лет приятно:
Чему училась – непонятно?!

XX
Одно она «догнала» классно:
Подруг по «классу» выбирать –
Не «кентоваться» с кем напрасно,
Чтоб реноме не замарать.
Ей «неудачники» претили –
Порядком донимали, злили…
Она их отмела манерно:
Что делать – первая Минерва!
Но, если честно, у Паллады
Таланты отдыхали все
На её пятом колесе…
И, если б не большие «вклады»
Её любимого «папа», -
Была б богиня не глупа?..

XXI
Зато водитель всюду личный,
Как рыцарь верный без доспех:
В Арт-клуб ночной везёт приличный
Под зависть нищих неумех.
Нет ей отказа в развлеченьях –
Конца в безумных расточеньях…
Всё мигом, что не пожелай, -
Материи приопустился рай!
Доступно, что коснётся глазом,
Для душеньки родной угодно:
Престижно, клёво, супермодно…
Ничто не протрубит отказом!
Любая прихоть, как закон…
Вот только лишь заноза – он!

XXII
Лукин Луизе въелся солью…
Улыбку отнял, радость, сон…
Проел ей душу серой молью
И, в общем, пошатнул ей трон.
Смириться ей нельзя с фиаско:
Лицо Луизы красит краска…
И что ей выдумать взамен,
Чтоб снизошёл к ней джентльмен?
Пока тот на Багамах преет,
Свою выгуливая лань…
Лулу не дура будь, сваргань
Мыслишку ту, что месть «сугреет»:
Она решила со врагом
Бороться, но не напролом.

XXIII
Она издалека решила
Идти на затяжной форсаж:
Пружину лихо закрутила,
Как дама прошлого корсаж.
Она тут смётку проявила,
Как академии светило…
На свой конечно же манер, -
Найдётся парочка мегер…
Тандем всегда сплотится туго:
Натянет лучник тетиву,
Коса не обминёт траву…
И в кознях сыщется подруга…
Что далеко её искать?
Андрея «вкус» не делит мать.

XXIV
На сём блюстителей «породы»
Свела судьба в один дуэт.
Так люди принимают роды
Ребёнка суеты сует.
Так от постылого безделья
Принцессам не мягка постелья:
Горошина их давит в бок
И терем низок не высок!
Их давит «жаба» пресыщенья
Их колет соломинка в зад –
Пренадоедливый Кондрат
Им в пазухи суёт каменья,
Чтоб кинуть в зеркало своё
Прицельно острое копьё.

XXV
Луиза – мастерица драмы,
Как прима хитрого ума…
Не долго думая, до мамы
Заехала до Лукиной сама.
Ну как же – ей бы таку дочку:
Мечтала сыну «верх» жены –
О том остались только сны!
Но тут, как будто сон забытый
Вернулся голубком опять:
Давай друг дружку лобызать!
Такой конфидиенс открытый –
Слезу и мне почти пробил…
Я ль сентиментов не любил?!

XXVI
Уселись… им несёт прислуга
По чашке кофейку на стол…
Корзиночки из фруктов юга,
Десерта прочий разносол.
Пьют… медленно, смакуя встречу…
Так «искренне» (себе замечу)
Ведут бессвязный разговор…
Так крикнуть хочется: «Мотор!
Дубль первый, кадр двадцать шесть…
Ловите жесты и приёмы –
Пиарной жизни аксиомы:
Как грандиозно льётся лесть!
При образцовом этикете,
При дамской длинной сигарете».

XXVII
Плетутся весело интриги,
Легко… банально… хохоча…
Как главы авантюрной книги –
Фонтаном бьющая моча!
Под хруст печенья и батона
«Пушиста» страшная Горгона:
Усладна речь её ряснеет –
Эйнштейн пред нею цепенеет…
Сам Менделеев с ней не в силах
Сравнить системы стройный ряд –
Уже который год подряд…
И ходит у неё в дебилах.
Ведь женский гений, как харизма –
Её сильнее только клизма!

XXVIII
У женщин он Восьмого марта
Берёт завышенный дискант.
И нам они на кухне фартух
Сдадут на день, как свой талант…
Дадут почувствовать изрядно
Мотанье нити Ариадны…
Глотнуть их «сумочных» забот,
Чтоб с нас седьмой сползал бы пот,
Чтоб очутились мы в их шкуре,
Хотя б на крохотный период…
И сделать нам пришлось бы вывод
Об их большой мускулатуре.
Ведь разве ж вас не удивляет:
Как это их так «усиляет»!?

XXIX
У женщин золотые руки
И острый, как игла, язык…
Намучаясь, напёрсток муки
Они отвесят, чтоб привык
И ты к их темпу… И в «пробежке»
Спасался б от их рьяной слежки
И не гонялся б за другой…
Признаться, точно же такой.
Такой же нежной и сварливой,
Такой же женственной впервой…
И сильной, как молотобой:
И потому «под шарм» строптивой.
Иных вы черт в них не ищите,
А лучше сразу… трепещите!

XXX
Но всё же чётко параллель
Их двойственности проведите
И этот ветреный коктейль
Через цедилку процедите.
И те, что будут на плаву,
Украсят ваше рандеву!
Они характер облегчённый
Имеют к мнению учёных.
И вас нисколько не стеснят
Их просьбы, прихоти, желания…
Их ненавязчивы встрявания…
Вас так примерно удивят!
Тогда, прибавьте к совокупности, -
Не будет бытовой преступности!

XXXI
Но мы ещё не обладаем
Столь идеальным багажом.
Пока мы женщин разделяем…
И раздеваем… под экспромт.
Представьте, как себе придётся:
Прижмётся или заведётся?
И осчастливит ли любя
Или пошлёт куда тебя?
За то им трудно докорять.
Их сущность скрыта в глубине
Глаз с поволокою на дне…
И, чтобы дна того достать,
Одно же средство – занырнуть…
И тут же храбро… повернуть!

XXXII
Когда вы «поняли» что это
Не ваша суженая для…
Совместных вечеров Джюльетта,
А только что-то «издаля»…
Но, чтобы опыта набраться…
Серьёзно… нужно попытаться!
И, если опыт не поможет, -
Иди в философы, похоже!
И мысли зарифмуй прилежно,
Как самый тонкий комплимент…
Получишь точно дивиденд!
Он без подходов бьёт успешно.
Будь в платоническом экстазе –
Ни в коем не сдавайся разе!

XXXIII
Пиши про них романы смело –
Их «на запчасти» разбирай…
Смотри, в чём неполадок дело,
За что мы потеряли рай?
Подправь, когда ремонт возможен
Оставь тот экземпляр, что сложен.
И, если тип совсем всецел, -
Его на наш всеобщий “well”!
На нашу как бы то «панель»:
Пройдётся пусть прет-а-порте
В своём таинственном флирте…
Посмотрим эту мадемуазель?
Возможно, ей присвоят визу:
Опять, друзья, веду Луизы!

XXXIV
Луиза – наш, хоть злой, но «гений»…
Пусть нам не кажется гюрзой.
Она для острых ощущений
Брыкастой доставной козой.
Кто почитатель этих гопок,
Тот ей возьмётся даже хлопать.
И с ней проскачет «Казачёк»,
И сводит в ближний кабачок.
Он в ней увидит лик Венеры,
Да и прикинет дар волхвов…
Предложит больше, чем «Мягков»
Под мело-мяу пантер Валеры.
Ей эта песня грудь отгладит
Восточным бархатом Саади.

XXXV
Но кабачок моей Багиры
Пока не к месту мне писать…
Вернёмся в тишину квартиры,
Где кофе стали допивать.
И подошли к центральной теме –
К его коронной диадеме.
Луиза, как бы невзначай,
Решила недомолвкам край
На скатерть толсто положить…
И, видя, что «толковый» хаос
Нельзя окончить рядом пауз,
Она дерзнула толк сменить:
-О, ваше угощенье мило…
Я к вам что утро б приходила…

XXXVI
Примружившись, «пошла» опять:
-Ну как, Андрей женою рад?..
-Женою?.. Мастер удивлять!
Поставил детский он нам мат.
Заставил мать от парованья
Свои сглотнуть разчарованья.
Как будто я – чужая тётя…
Чего, Луизочка, вы ждёте?
-Я жду?.. Иссякло всё терпенье!
Я места не могу согреть!
Как смог он эдако суметь
Содеять вдруг совокупленье?!
И перед всеми огласить,
Что «эта» - та же Нефертить!?

XXXVII
-О да! Я в откровенном трансе...
Глотаю "Ношпу", "Валидол"...
Все нервы... мысли в диссонансе...
Уж лучше полюблю футбол!
Да это - просто испытанье:
Такое сына брачеванье.
Я так хотела, чтобы ты
Его бы заняла мечты!
Уж ты ему на диво пара...
Такой бесчувственный болван!
Нашёл... устроил балаган...
Я еле вынесла кошмара!
И вот, пожалуйста, будь рада, --
На старость матери награда!

XXXVIII
- Как, Нина Павловна, вы правы!
Не знаю, как его и крыть!
Но есть на всех «аркан» управы:
Его нам надо... разженить!
- Но как? Он слушать и не всхочет.
Он, как задиристый тот кочет...
Как только ляпну - наотрез...
Хоть будь он до предела трезв!
- А мы найдём ему соперника,
На свадьбе он так Надьку "ел":
Поди-ка, страсть её хотел?!
Ну помните... певца Сопельника!
Он так "лабал" проникновенно,
Что содрогалась в пенье сцена...

XXXIX
- Но как? Каким таким «макаром»?
Ведь у неё к нему "ни-ни"?
- Я, что ли, вам сидела даром
Все эти тягостные дни?!
Ему на пейджер текст подкинем... --
Так мы крючок к живцу подвинем:
Пускай плывёт поближе к "рыбке"...
Андрея тем лишим улыбки.
И усомнится он в избраннице,
Увидя рядом «чувачка»...
Не зная, что мы из тишка
Его толкнули к бесприданнице.
И, заронив в нём тень сомненья,
Добьёмся быстро охлажденья.

XL
- Луиза, ты меня вернула
Почти до прежней высоты...
Ты заново в меня вдохнула...
Всегда я верила, что ты!... --
Тут Нина Павловна запнулась...
Луиза томно улыбнулась...:
- Оставьте мне проект и акцию --
Получим с вами сатисфакцию!
Я всё организую чётко
До самых мелких мелочей.
Андрей не будет долго с ней...
Станцую я ему чечётку.
Прочту и Золушке мораль:
Не примеряй не свой хрусталь!

XLI
- Но если... будем терпеливы...
Дождёмся их сюда возврат.
Тогда и впишем коррективы:
Расчёт - союзник, пан-и-брат! --
Лулу рванула собираться...
Пора настала ей убраться:
Домой в ретивые свояси... --
Яичком рябочка сннеслася!
Теперь пусть баба с дедом бьют.
Быть может, стол и растрощат...
А там подкинут поросят...
И разыграется салют!..
Посуду в черепки поколят --
Их тоже глупости неволят!

XLII
Уж что трепаться без умолка?
Была Луиза такова...
Она, как рыжая плутовка,
Умела вовремя "урвать".
Она домой пришуровала
В убийственной красе нарвала.
Как кашалот перед заплывом
В коварстве озорно-игривом -
Весь вечер "пёрло" ей со смехом...
Как гуска в марте, гогоча,
Скакала, словно саранча!..
Перед решительным набегом.
И зубки язвою точила,
Как мать отмщения Годзилла.

XLIII
«Папа» подтрунивал над нею:
- Лулу, какой комар тебя?
- О, папа, я так фанатею,
Но не от рока... от себя!
Мне удалось на славу дельце --
Моё "обалдевает" сердце!
Но, чтоб не сглазить, мой секрет
Во мне пусть спрячется как след.
Я загарпунила добычу...
Какую? Не скажу пока...
Чтоб не спугнуть, не сбить с курка --
Потом, возможно, расталдычу.
Пока "важней погода в доме":
Хоть мраморный он, хоть в соломе!

XLIV
Луиза срок свой ждёт упорно.
Готовя, пестя "арбалет".
Её фантазиям просторно,
А мыслям - так теснее нет!
Переуверена в победе --
В своём наверняка "медведе"...
Досье готовит на Сопельника:
Кутилу, бабника, бездельника...
За юбками, гад, волочится -
"Лоретти" ресторанных бонз...
Не золотых, но крупных бронз.
И в казино, «надравшись» вдрызг,
Он поднимал истошный визг!..

XLV
Она, не мудрствуя лукаво,
Его решила подкупить...
И по частям развить октаву,
Чтобы "клиент" не смог уплыть,
Чтоб точно он до цели рвался
И в яблочко годить старался...
И отрабатывал "кредит",
Как ЧеГеКовский "ерундит"!
Изящно, "вальсом" менуэт
Он, как в домах Парижа, сбацал,
Как в оперном ведут палаццо --
Был дела грязного "поэт"!
Без сбоев отыграл бы роль:
Хоть голый, "дутый", но король!

XLVI
Калиф и мавр в одном лице,
На час отпущенный заводом,
Игрушкой поскакал в кольце б
За сценаристом-коневодом.
И не отбился бы от рук
За левый сена смачный пук;
Чтоб не забыл, зачем узда
Хозяйки и даётся мзда?!
Адонис - редкий экземпляр.
Шутник, затейник-массовик...
Он - не Фаворов-кассовик,
Но и не рэповский школяр:
Солист он первый на NN --
Певец, продюссер, шоумен!

XLVII
Сопельник сам был рад предлогу --
Предельно выгодный контракт.
Аванс он получил "в дорогу",
Чтоб в первый выйти дебют-акт.
И с замираньем ждал прилёта
С доходной жаждой обормота.
А обормот он был эффектный,
Как кот зализаный конфетный:
Слащавый с приторной улыбкой
С походкой в стиле "падеде"...
Он с тёлками любил "гудеть":
В бассейн за ними прыгать рыбкой...
Сергей Сопельник - муз солдат!
Альфонс пронырливый и хват!

XLVIII
Когда б не быть ему актёром,
Он, верно б, женщин стадом пас,
Став не последним сутенёром,
И их бы "заработки" тряс...
Гонял бы их и в хвост и в гриву,
Как Бендер при мечте о Рио...
Нашлась ему б и Забалуева
Мадам знойней, чем Грицацуева.
Но этот пробивной талант
Ему пришлось держать под полой
Души дырявой, "в теле" голой,
Как чистопробный диамант.
Как "Око света", дар раджи, -
Наследство Насреддин-Хаджи!

XLIX
Он – разлюбитель авантюры:
«Ва-банк» бездумно рисковать,
Срывать «по легкому» купюры…
Ещё их легче отдавать.
На ветер шли его доходы:
На баб, на достоянье моды,
На кутежи, на рестораны
Его рассасывались «маны».
Такой поющий Голохвастов
«Не лишь бы что», единогласно,
С огнём заигрывал опасно…
Бравировал, «заливой» хвастал –
Такой вот «красный» помидор…
«Гвардеец» - пылкий ухажёр!..

L
Такой чутьем выводит «дамки»
На вал противной стороны.
И роет, прикрывая, ямки
До объявления войны.
Он осторожен до предела…
Труслив, касаемо до тела…
Жесток, себялюбив, плаксив –
В актив записует пассив.
Под чай переслащённый зело,
Под пересыщенный компот
Остаповских сыпнёт острот,
Цитируя «из Хлестакова» смело
(«Базикал» Русь не оскудела!)
На прощелыг галантных спрос
Не снизился и привозрос!

LI
Так спелась дружная команда,
Где врозь в кисетах табачок:
Очаровательная банда –
При каждом личный свой сачок!
Лужайки зов «от Берендея» --
На сбор «коллекций» прохиндея,
На «безобидный» дежавю –
На «доброе» всех благ ревю!
…Но ветер перемен колючий
Багам лучистых не доходит…
Он где-то родиною колобродит,
Как гад родной наш, но ползучий.
Зуб с ядом пополняет шаткий,
Чтоб лечь, кусая, на лопатки.

LII
За что поносим мудрость предков
И незаслуженно клеймим?
Не верим мы её разведкам,
Свои придумать норовим.
Считаем: истины ветшают –
Умы они нам «не вставляют»…
Мол, пусть их учат «динозавры»
Иль допотопные кентавры –
Мы кодекс выдумаем свой:
Хоругви прежних предрассудков
(Бесчестных «рыцари» поступков!)
Ведём, уж битые, на бой!
И верим мы высокомерно,
Что прошлое для нас – не верно!

LIII
Как заблуждался Соломон…
Верблюд в ушко пролезет юрко,
А с ним вослед добра вагон,
Тележка, со сундук шкатулка.
Знать, время «суперистин» близко –
Уже их нанизалась низка…
И зло гремит их погремушкой,
Приоткрывая «закрома»,
Прельщая языком желудка,
Не находя высот ума…
Зачем напрасная борьба –
Пускай решает всё судьба!?


 

Меню сайта
Форма входа
Поиск
Друзья сайта
Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Мини-чат
Copyright MyCorp © 2017